Нагиев приехал. Встречаемся у тела.

Когда мы только начинали снимать этот сериал…

  • Фев
  • 26


«Когда мы только начинали снимать этот сериал, я надеялся что будет здорово, но не подозревал, что окажется так круто!»

Хорошая новость для поклонников сериала «Кухня» — совсем скоро у зрителей телеканала СТС появится возможность снова встретиться со своими любимыми героями! Но это еще не все, летом прошлого года группа компаний «Yellow, Black and White» совместно с «KeyStone Production» приступила к съемкам нового полнометражного фильма «Кухня в Париже», выход которого намечен на май 2014 года. А пока «Кухня» завоевывает новые страны и континенты, мы решили узнать, что ждет наших любимых героев, и какие испытания приготовила им судьба в лице команды сценаристов. С этими вопросами мы обратились к актеру Сергею Лавыгину, исполняющему роль повара Сени. Именно он со своим напарником Федей создает ту веселую и непринужденную атмосферу на кухне, которую так любят поклонники сериала.

— Сергей, расскажите, как так получилось, что вся команда поваров и работников ресторана «Клод Моне» оказалась в Париже?

— Дело в том, что на одном серьезном мероприятии наше заведение потерпело крах и его закрыли, а хозяину пришла в голову идея снова открыть его во французской столице, поэтому мы туда и отправились.

— Нас ждут какие-то кардинальные изменения в характерах персонажей?

— Все герои остались те же, хотя появляются и новые лица. Мы с Федей так и продолжаем дружить и работать. Признаюсь, я очень завидую нашим героям, потому что они безответственные, легкомысленные люди, которые живут так, как им нравится. И несмотря на то, что парни иногда ругаются, они большие и настоящие друзья, и им все по кайфу: готовить, бездельничать, стебаться над кем-нибудь.

— Какие ощущения остались у вас от съемок в Париже?

— Как сказал Хэмингуэй, «Париж — это праздник, который всегда с тобой!». Один из красивейших и сказочных городов, хотя я сразу перепрыгну в конец — через 3 недели съемок мне уже хотелось домой. В первый же день я прогулялся по саду Тюильри неподалеку от Лувра, потом были Монмартр, Эйфелева башня, берега Сены, Елисейские Поля — мы снимали в центре Парижа каждый день. А рядом с Нотр Дамом находился по сценарию наш ресторан, помню, в первый день съемок мы вышли на набережную, посмотрели на нее и сказали: «Как же красиво, мы не сможем тут работать!», и потом полсмены фотографировались на фоне Нотр Дама.

— Вы были плотно заняты на съемках, или все же удалось выкроить время для поездок по окрестностям?

— Я снимался не каждый день, из трех недель у меня было только одиннадцать смен. Мы съездили в Брюгге, не залегли, но побывали. Взяли машину напрокат и проехали 300 километров. Я еще говорил: «Давайте в Брюссель заедем, всего 50 километров!», но не получилось. Такие впечатления остаются на всю жизнь.

— Насколько я знаю, сейчас параллельно со съемками полнометражного фильма идет работа над третьим сезоном сериала «Кухня».

— Да, у нас все идет вперемешку — только за стрижкой следи! Дело в том, что у меня в третьем сезоне короткие волосы, а в полном метре длинные. Бедные наши гримеры мучаются. Так что психануть, пойти постричься налысо или отпустить пышные усы — этого позволить себе не могу, хотя очень хочу попробовать бороду отрастить.

— В чем, по вашему мнению, разница между работой над полным метром и сериалом?

— В выработке в первую очередь. Если в сериале нужно 8 минут в день снять, и на каждый кадр у тебя по 3-4 дубля, то в полном метре есть 10 дублей на каждый кадр.

— Вы из тех актеров, которые любят делать много дублей в надежде найти что-то особенное?

— Самое главное, чтобы был хороший результат. И в этом смысле нужно абсолютно доверять режиссеру, если он сказал «было» (профессиональный термин — прим. ред.), то в очень редких случаях я могу попросить так называемый «актерский дубль» для очистки совести. Но я уже не помню, когда это делал, потому что, если Дима Дьяченко и Андрей Першин, наши режиссеры, говорят, что все нормально, не надо сходить с ума, нужно просто им поверить. Так часто бывает в театре: если проходим сцену, после которой режиссер не делает тебе замечаний, ты можешь спокойно идти домой. Режиссер — это капитан корабля, и ему надо доверять!
— Как складываются ваши отношения с режиссером Андреем Першиным?

— Отлично, мы с Андреем снимали сначала короткий метр «Казроп», работали в скетчкоме «Дураки, дороги, деньги», даже репетировали вместе спектакль. Потом была программа «Большая разница», фильм «Горько!», и вот сейчас сериал «Кухня». Мы с ним перебрали 6 разных форматов, поэтому прекрасно друг друга понимаем, и нам действительно легко работается. Очень здорово, когда артист находит своего режиссера и наоборот — это как раз наш случай!

— В чем, по вашему мнению, разница в подходах к работе у Андрея Першина и Дмитрия Дьяченко?

— Дима достаточно сдержанный, Андрей более открытый и импульсивный, при этом они оба — режиссеры высокого класса, создающие прекрасную рабочую атмосферу на площадке, что гарантирует отличный результат. Нам повезло, что после Димы Дьяченко, пользующегося безоговорочным доверием, пришел человек с лидерскими качествами, харизмой, талантом. Бывают моменты, когда нужно взять на себя ответственность, принять правильное решение, повести за собой людей, и, если ты по сути не лидер, режиссером быть очень сложно.

— Почти все артисты, занятые в сериале «Кухня», рассказывают, что за время съемок вы невероятно сдружились между собой и часто встречаетесь за пределами площадки.

— Да, нам всем очень круто повезло, что мы попали в этот проект такой отличной компанией, часто созваниваемся, ходим куда-то вместе. У меня есть мечта, чтобы мы собрались полным составом «Кухни» и пошли в какой-нибудь ресторан.

— Сергей, признайтесь, у вас узнаваемость повысилась?

— Она появилась, ее раньше вообще не было! Недавно меня даже отпустил гаишник — узнал по фильму «Горько!». Часто люди фотографируются, берут автографы, подходят и говорят добрые слова — такое внимание мне очень нравится, совсем не раздражает, даже смущаюсь иногда. Жаль, что мы немного затягиваем с выпуском третьего сезона «Кухни», говорят, он выйдет только весной, надеюсь, зрители нас не забудут. Вообще, когда мы только начинали снимать этот сериал, я надеялся что будет здорово, но не подозревал, что окажется так круто! То есть я видел какие-то фрагменты, как работают партнеры на площадке, но в целом было не совсем понятно, еще же добавляли музыку, графику и прочее. По моему мнению, с музыкой Дима угадал на 150 процентов! Я слышал миллион рингтонов с нашей фирменной темой. Мне недавно друзья рассказали историю, как на собрании в одной очень крупной нефтяной компании сидели начальники, так сначала у одного заиграла наша мелодия на телефоне, а потом у другого.
— Есть ли у вас постоянная потребность в присутствии зрителей в обычной жизни, как это часто бывает у артистов, или вы любите проводить время дома, в кругу семьи и близких друзей?

— Важно, чтобы была гармония. Вообще, мне очень нравится выражение одного моего друга «есть такая профессия — Родину развлекать!» Потом он еще сказал смешно по этому поводу: «Я всю жизнь хотел быть настоящим актером, потом понял, что я артист. Со временем осознал, что все время всех развлекаю и комплексую по этому поводу, еще позже заметил, что торгуюсь из-за этого с собой и другими. В итоге я стал называть себя «Торгово-развлекательный комплекс Сергей Фролов»! Я позаимствовал у него это емкое и лаконичное выражение. Иногда у меня появляется такое ощущение, что я тоже торгово-развлекательный комплекс. Это неплохо, и мне нравится, что, когда мы снимаем хорошую сцену «Кухни», полный метр или сезон — не важно, и все с азартом в нее включены, жизни не существует! Ни проблем, ни болезней, ни разочарований, ни плохого настроения, ни разбитого бампера, есть только сцена и команда людей, которая ее делает. И если она получается, ты счастливый человек. Такое не происходит каждый день, это и есть те кульминации, за которыми в погоне артисты, своеобразная нирвана. После этого эйфория, конечно, проходит, ты возвращаешься к обычной жизни, опять работаешь с текстом, читаешь пьесу или сценарий. И это все ради того, чтобы зрители у своих телеэкранов сопереживали твоему герою, радовались и грустили вместе с ним, и, конечно же, не переключали канал.

— То есть сейчас вы не смогли бы бросить актерскую профессию и заняться другим, более спокойным делом?

— Нет, не смог бы! Мне иногда кажется, что мы все в какой-то бесконечной гонке, но если оставить актера без работы, он себя съест, просто не будет знать, чем заниматься. Когда мне было 16 лет и я мечтал о профессии артиста, представлял, что вот я с утра на съемках, вечером у меня спектакль, а днем даю интервью. И только сейчас понял, что это все — сбывшаяся мечта! Мы очень часто думаем, когда же ближайший выходной, долго его ждем, но в итоге он наступит, и я не буду знать, чем заняться, захочу, чтобы начались съемки или работа в спектакле. Я не знаю, что это за погоня. Когда ты бежишь, притормозить круто, когда ты идешь пешком — чего останавливаться? У меня сейчас идет бег, и я счастлив, не хочу, чтобы он прекращался. Как-то на съемках сериала «Кухня» я подошел к Нагиеву между дублями, он же сейчас везде — в телевизоре, на обложках журналов, на презентациях… Создается иллюзия, что Дима живет какой-то невероятной гламурной жизнью, его все знают и берут автографы. И он мне говорит: «Я так устал, я сплю по 4 часа, у меня 65 съемочных дней подряд. Но если ты поймал птичку за хвостик, не отпускай ее, держи!». Это в каком-то смысле безумие, можно выдохнуться и надорваться, а можно продолжать работать и не сдаваться.
— За последнее время увидели свет несколько громких проектов с вашим участием. Их активно обсуждают в прессе, им вручают награды…

— Я, кстати, лауреат премии «Кинотавр» (смеется — прим. ред.), обладатель специального диплома жюри за актерский ансамбль фильма «Жажда». Также на фестивалях «Московская премьера» и «Амурская осень» наша картина взяла гран-при, и это, конечно, очень приятно. Кино достаточно серьезное, возможно, это пока единственный фильм, где я не кривлялся и не изображал пьяного. Он о ребятах, которые вернулись домой со второй чеченской кампании: четыре друга, один из которых теряется, а остальные трое ищут его, попутно попадая в различные ситуации. Главный герой, которого сыграл Миша Грубов, изуродован на войне, после пожара в БТРе у него почти полностью сгорело лицо. Кстати, на площадке актеру приходилось каждый день делать четырехчасовой пластический грим, а это серьезное испытание. Сама война показана в фильме буквально 3 минуты, остальное — послевоенные взаимоотношения людей. У главного героя жизнь сломана, его все время мучает жажда, и он утоляет ее водкой. Второй персонаж — такой бравый парень, который построил свой бизнес, а третий и есть мой герой — молчаливый Пашка, который женился, и, вроде, все у него наладилось. Я поначалу все время спрашивал у режиссера Димы Тюрина: «Как играть, если у меня текста нет?» Думал, может он контуженный, может ему тяжело, но еще раз перечитав повесть, нашел ответ, который оказался намного проще, чем я думал: «Пашка всегда молчал, он вообще не любил говорить». А таких людей полно, но при этом он из тех, кто в самой экстренной ситуации принимает решение первым, надежный друг.

— Расскажите про съемки нашумевшего фильма «Горько!», как вы туда попали?

— В январе на съемках «Большой разницы» ко мне подошел Андрей Першин и спросил: «Мне нужен один персонаж, буквально на один день, поможешь?» Я, конечно, сразу согласился, я же с ним хоть на край земли! (смеется — прим. ред.). Через неделю он сообщает, что я нужен ему на 2 смены, потом на 4, в итоге роль выросла до 15 съемочных дней, которых мне все равно оказалось мало. Когда смотрел «Горько!», вспоминал, как же круто мы проводили там время. Жили в Геленджике, в мае туристов еще мало, прохладно, иногда купались в море, ели вкусную еду — прямо рассказ под названием «Как я провел это лето». Ездил по 12-километровой набережной, ходил пешком, по утрам делал зарядку, и, что удивительно, этот пьяный в хлам дядя Толя был сыгран при абсолютно здоровом образе жизни! (смеется — прим. ред.) Фильм сняли за 23 смены, для полного метра это рекорд. Дело в том, что Андрей никогда не говорил «Стоп!», и мы продолжали играть и импровизировать, в итоге в фильм вошли эпизоды, которые не были запланированы. Например, танец Вали под песню «Одиночество — сволочь» — это просто Андрей не остановил ребят, так они зажгли по полной, вся съемочная группа им аплодировала! На самом деле, мы очень много чего придумывали на ходу. Есть такие режиссеры как Герман, которые выстраивают один кадр целый день, а потом еще весь следующий день его снимают, Андрей Першин работает по-другому, ему важно, чтобы все дышало жизнью, была импровизация.

— Кроме работы на телевидении и съемок в полнометражных фильмах, вы еще играете в театре. Откройтесь нашим читателям, где вас можно увидеть?

— Я работаю в Московском театре юного зрителя, также играю в антрепризных постановках «Клинический случай» и «Лес». Приходите, буду очень вам рад! И, конечно же, не забывайте, что скоро на экраны выйдет третий сезон «Кухни» и полнометражный фильм «Кухня в Париже»! Обещаю, будет интересно!

Беседовала Наталья Олейникова,
специально для Yellow, Black and White

Источник: http://ybw-group.ru

  • ШАхрухбек

    Сеня молодец хорошо играешь на сьемках!!! от ШАхрухбека из Шымкента!!!

  • mir.prazdnikov@inboox.ru

    Я так как молодой повар Мухамед.А. скажу одно что вы супер ребята !

  • Baby

    Прекрасный сериал! ;3